Архив | Июнь, 2009

Венечный сонет

18 Июн

На воде и костях ты воздвигнут Петром,
Якорями увенчан и кровью омыт.
Сколько судеб вобрал здесь в себя каждый дом,
Здесь Есенин повешен, а Пушкин убит.

Ты как будто плывёшь вечно вверх по реке.
Ты раздроблен на доли обилием вод,
Ты мостами сплетён в небывалый букет,
Тишина и тоска в твоей сени живёт.

Твой народ погибал под обстрелом зимой.
Твой народ исчезал по ночам в воронках.
Твой народ задыхался под невской водой,
Когда в город безумно врывалась река.

И я слышал порой, как бывал ты жесток,
Побивая пророков, поэтов гоня,
И немного жалел, не взирая на рок,
Что средь них уж никак быть не может меня.

Видно, это — редчайший немногих удел.
Этим городом быть ненавидим, любим.
Но в его красоту я влюбиться успел,
Тщась надеждою быть ненавидимым им.

1997-1998

Сонет №1

18 Июн

На воде и костях ты воздвигнут Петром,
Якорями увенчан и кровью умыт.
Сколько судеб вобрал здесь в себя каждый дом?
Здесь Есенин повешен, а Пушкин убит.

На воде и костях ты воздвигнут Петром,
Сколько душ ты вмешал в своё жирное тесто?
В общий гроб уходя, и ты помнишь о том,
Кто-то проклял из них это гиблое место.

Якорями увенчан и кровью умыт.
Награждён и восславлен. И выбит в граните.
Даже ночью, всегда, этот город не спит.
Здесь тоски и тревоги родная обитель.

Сколько судеб вобрал здесь в себя каждый дом!
Каждый камень припомнит свою каплю крови.
Мы забыли, но город, он помнит о том,
И ещё бы принять он всегда наготове.

Здесь Есенин повешен, а Пушкин убит.
И на них по ночам составлялись доносы.
Город призрак, всю ночь он в парадном стоит,
Глядя в дырку глазка и куря папиросы.
Август, 1997. СПб

Влюбленные перед лицом смерти

18 Июн

Быть может, за тысячи вёрст ураганом
В наш город, не медля, стремится беда.
А может, вздымаясь белёсым туманом,
В реке разъярилась безумно вода.

И где-то в подполье уверенно люди
В зелёных одеждах умелой рукой
Уже снарядили одно из орудий,
Способных навек поразить нас стобой.

Стремительно и невзирая на лица,
Любовь сокрушая блестящим крылом,
Война словно чёрная-чёрная птица,
Окно разбивая, врывается в дом.

Влюблённые! Да, пред бедою вы наги,
Как люди в Помпеях. Укрывшись плащом,
Вы жмётесь друг к другу под огненным градом
Пред бездной, резверзшейся чёрным огнём.

Но ваши сердца, покуда Вы живы,
Такою надеждой и верой полны,
Таким отрицанием смерти блудливой,
Таким неприятьем войны,

Что если бы я пред огнём многотонным
Сумел бы избрать свой удел на века,
То слились навеки бы с сердцем влюблённым
Любимые девушка, город, река.

Автоэпитафия Р.Л. Стивенсона

18 Июн

Много пишется, касаемо перевода этого стихотворения, о повторах. Возможно, у других переводчиков этого стихотворения были такие же рифмы, решения. Я не изучал чужих переводов, поэтому, клянусь, такие совпадения случайны, а мой перевод нисколько не претендует на какие-либо сравнения. Я постарался помимо размера воспроизвести темп оригинала.

РЕКВИЕМ

Под ширью звёзд, что в небесах
Вырой могилу и скрой мой прах.
Радостно жил, не испытывал страх —
И в землю быль лечь готов.

Тут надо мной будут ветры дуть,
И облака свой проделывать путь,
И навсегда тут всему заснуть,
Здесь сердце в покое вновь.

И на могиле напишешь моей:
«Он лёг сюда в окончанье путей,
В дом возвратился моряк из морей,
Охотник вернулся с холмов»

2011

Поезд

18 Июн

Б.Пастернаку

Последний поезд уезжает на рассвете,
Растает звон колёс и грохот буферов.
Так в мерном шуме многих сот столетий
Исчезнут звуки наших голосов.

Мы тут стоим, на малом полустанке,
И мимо нас направлен жизни ход.
Последний поезд уезжает спозаранку,
И что-то наше он навечно увезёт

Last date

18 Июн

Возможно, не вполне грамотно 🙂

The fields are white of snow.
I think about the date
When we all had to go
Through last eternal gate…

I must forget my troubles
And, may be, even love
Before great arche of marbles
And Low what is above

1994

Дм. Голубкову

18 Июн

Писать стихи любой сумеет
За кем не водится грешок?
И душу радостью согреет
Пусть даже маленький стишок.

Да только вот не каждый сможет
Уйти, пока не кончен срок,
Туда, где уж не потревожат,
Нажав спокойно на курок

Ушёл поэт, забылся в смертном сне.
Поэта сны! Вы не нужны стране!

10 апреля 1994